Перейти к содержимому

Welcome to Форум проектов blackmanos
Register now to gain access to all of our features. Once registered and logged in, you will be able to create topics, post replies to existing threads, give reputation to your fellow members, get your own private messenger, post status updates, manage your profile and so much more. If you already have an account, login here - otherwise create an account for free today!
Фотография

Слава!


  • Закрытая тема Тема закрыта
В этой теме нет ответов

#1
ВНЕ САЙТА   Еquilibrium

Еquilibrium

    Рубака

  • 69 сообщений
49 - Я кому-то нравлюсь

Битва у Врат Гнева


Posted Image

http://www.youtube.com/watch?v=zn_Rh2inmxo

Действующие лица: Болвар Фордрагон, Гнилесс, Дренош Саурфанг, Король-Лич

Фракции: Альянс, Орда, Плеть

Место действий: Ангратар, Врата Гнева

Кузнец оттер мой меч от гноя и сукровицы, изучил клинок и бросил его в груду железа у своих ног. «Этот затупился. Возьми другой, – буркнул он, указывая на стойку с оружием за спиной. – Следующий!»

Раздобыв новый клинок, я еще раз осмотрел свою броню – исцарапанную, но все еще крепкую. Пожалуй, она еще послужит мне в грядущей битве.

Мне оставалось только найти своего волка, когда раздался приказ – «Гакара ма!» – и мы, солдаты, с готовностью выстроились перед нашим командиром, Саурфангом Младшим.

Позади него простирались тени Ангратара, Врат Гнева, но он, казалось, не замечал их зловещего присутствия. Никогда раньше я не встречал столь отважного орка. Каким бы ни был цвет его кожи, он стал истинным сыном своего отца, насколько я мог судить.

«Многие из вас прибыли со мной из Азжол-Неруба, где мы испытали нашу силу на мерзких арахнидах. И пусть те из вас, кто пропустил эту разминку, знают, что мы проложили путь в самое сердце их королевства и перекрыли тоннели, ведущие в Драконий Погост. – Командир одарил нас зловещей ухмылкой. – Сегодня Артас может не рассчитывать на их поддержку».

Порыв ветра подхватил наши радостные возгласы, принеся взамен отвратительный запах разлагающейся плоти. Нет, можно подумать, нам было мало вони Отрекшихся! Никогда не понимал, почему им было позволено стать частью Орды. Отрекшиеся ненавидят Плеть, но они все равно не более чем ходячие мертвецы. Хуже того, они предатели, ибо служили Альянсу при жизни. А если однажды они перешли на другую сторону, что мешает им сделать это снова?

«Альянс тоже выполнил свою часть соглашения, – продолжил Саурфанг. – Наши разведчики подтвердили, что Наксрамас также отрезан от этого сражения». Ему пришлось поднять закованную в броню руку, чтобы стихли презрительные возгласы. «Да, Наксрамас был легкой задачей, и именно поэтому я решил заняться Азжол-Нерубом. Орда заслужила право бросить вызов могучему противнику и покрыть себя славой после победы. И теперь, – усмехнулся он, – теперь гордость розовокожих уязвлена. Они кипят от негодования и жаждут взять реванш на этом поле битвы».

Внезапно его внимание привлек раскатистый боевой клич, донесшийся из-за спины. Обнажив топор, он обернулся и увидел разыгравшееся перед нами сражение. С его позиции обзор был гораздо лучше; до меня доносился лишь лязг металла, сопровождаемый нечеловеческим ревом.

Командир отреагировал незамедлительно. «Вперед, сыны Орды! – воскликнул он, вновь обращаясь к нам. – Кровь и слава ждут нас!»

То, что он там увидел, означало одно: беспечные людишки попали в беду. Мы ринулись к волкам и в мгновение ока оказались в седле.

«Лок-тар огар!» – крикнул Саурфанг, ведя наше войско вниз по склону холма.

«За Орду!» – прозвучал наш громогласный ответ.

Он устремился в самую гущу схватки, направляясь к генералу людей; мы же рассеялись по всему полю битвы, помогая силам Альянса. Зря они ввязались в драку, не дождавшись нас. Мягкотелые глупцы, отвыкшие от войны после нашего шестилетнего «перемирия», уверенные в своей победе, разве могли они подумать о том, что могут проиграть эту схватку? Только мы, орки, знаем истинную цену поражения.

Я спрыгнул с волка и обрушился на ближайшего вурдалака. Его голова отлетела прочь, но разлагающиеся пальцы все еще цеплялись за мою броню, пока я не избавился от их омерзительной хватки. Ко мне уже бежал следующий оживший мертвец – громыхающий скелет в лохмотьях савана. Они падали один за другим, но новым противникам не было числа. Внезапно одна из них увидела мое приближение, и на ее лице отразилось выражение страха и гнева. В последний момент я удержал клинок, узнав в ней Отрекшуюся, и рявкнул: «С дороги!», отбрасывая в сторону неожиданную преграду.

Наконец–то меня охватила знакомая жажда крови. Мир сузился до пределов моего клинка, и я не видел ничего за его острой гранью.

Старейшины говорили, что давным-давно наша раса не знала искусства войны, но это было еще до того, как мы прибыли на Азерот. Наши кланы жили по своим укладам. Они охотились, выращивали зерно, растили детей и жили в гармонии с окружающим миром.

В детстве я часто думал о том, какой могла быть жизнь на Дреноре. Я представлял себе странных орков, моих предков, у которых был целый мир – и свобода, которой я никогда не знал. Иногда, когда мне удавалось вообразить подобных существ, я чувствовал, как во мне закипает ненависть и презрение. Они не заслужили свою родину – как люди не заслуживают Азерот.

Все закончилось слишком быстро, и Орда выиграла эту битву за Ангратар. Но главное испытание все еще ждало нас впереди. Этот лихой предводитель людей выманил Артаса из Ледяной Короны, и теперь он готовился выступить против нас. Глаза Короля-лича, мерцавшие из-под шипастого шлема, словно вобрали в себя весь холод синего льда. Он говорил, что вскоре мы постигнем истинное значение страха, и с каждым его словом из-под земли восставали новые полчища нежити.

Но нашему отважному предводителю уже надоело сражаться со слугами Артаса. «Хватит болтать! – воскликнул он, обнажая топор. – Покончим с этим!»

И он устремился вперед, навстречу руническому клинку Короля-лича. Раздался звон – и топор Саурфанга разлетелся на мелкие куски подобно осколку льда. К тому моменту, как могучая спина вождя коснулась земли, он был уже мертв. Убит одним ударом. Я не мог поверить в это, и лишь смотрел в безмолвном ужасе, как Ледяная Скорбь поглощает душу моего командира.

Тут снова выскочил вперед генерал людей. «Ты заплатишь за все загубленные тобой жизни, предатель!» – крикнул он Королю-личу.

Но я не услышал ответ Артаса, ибо в этот момент раздался взрыв, и воздух наполнился криками. Посередине поля, недалеко от нас, разрасталось облако желто-зеленого тумана, скрывавшее то, что там происходило.

Мое внимание привлек зловещий хохот, и на скале возле Врат Гнева возникла закутанная в плащ фигура, черным силуэтом выделяющаяся на фоне ярко-серого неба. «Вы думали, мы забыли? – раздался голос, сопровождаемый грохотом катапульт, выстраивающихся на позицию. – Вы думали, мы простили? Узрите же страшную месть Отрекшихся! Смерть Плети! И смерть всему живому!»

Они предали нас, и в глубине души я проклял нежить вместе с их чудовищной королевой.

Силы Орды и Альянса пытались отступить, но было слишком поздно. Мы стояли плотными рядами, а катапульты уже запустили в воздух свой смертоносный груз – бочки, взрывавшиеся облаками ядовитого тумана. Оказавшиеся в центре взрыва погибали мгновенно, остальные же еще долго катались по земле, задыхаясь, хватаясь за горло, раздирая глаза и тщетно взывая о помощи.

После Третьей войны мы могли покончить с человечеством раз и навсегда, но вместо этого Тралл заговорил о милосердии. Разве люди когда-нибудь были к нам снисходительны? Я появился на свет в одном из лагерей для орков, ибо нас с рождения обрекли на смерть в этих помойных ямах, полных злобы и отчаяния. О, великий гладиатор, игрушка в руках человечества – знал ли наш вождь о том, что значит страдание? Не знал, но обрек нас на эту судьбу. Заставил вновь совершить ту же ошибку – побрататься с людьми, склониться перед их прихотями. Мы умирали от голода среди бесплодных земель, окруженные краями, полными изобилия. Чем это лучше тех лагерей? Люди всегда были слишком трусливы, чтобы покончить с нами одним махом, но они не отказались от идеи истребить расу орков – так или иначе.

Наконец–то они получат то, что хотели. Этот смертоносный туман сделает за них всю работу. Он уже разъедает мои глаза и вползает в горло. Внезапно ноги подводят меня, и я падаю на колени. В конце моего пути нет ни славы, ни великого свершения. Я всегда знал, что людям нельзя доверять – ни живым, ни восставшим из мертвых. Так чем же я заслужил такую смерть?

Я чувствую вкус собственной крови на губах, и близка уже темнота, в которой прозвучат последние удары моего сердца.

Что ты скажешь теперь, Вождь?

Сообщение отредактировал Еquilibrium: 10 Январь 2013 - 01:54





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых